garvet: (Default)
В магазине в морозильнике соблазнительно лежат белые тушки неведомой рыбы. Лежат уже давно, но без ценника. Соблазнившись-таки сегодня до конца, понесла я одну из тушек за хвост к весам. У весов дежурит красивый азиатский мальчик, всегда очень вежливый и даже знающий русский.
- Вот, - протягиваю я ему рыбу за хвост как как розу, - что это и сколько оно стоит?
Паренек принимает у меня из рук белую тушку с хвостом и плавниками и осматривает со всех сторон.
- Рыба, кажется, - неуверенно говорит он.
- Точно, - говорю я, - Рыба! А какая?
- Белая! - тут юноша более уверен.
- Ну да, - крыть мне нечем, - Пусть белая. А стоит сколько?
Осмотрел еще раз, сходил к складу с другими белыми тушками
- Не знаю, сколько стоит, - говорит, - Не могу продать.

Так и осталась рыба без имени соблазнительно лежать в морозильнике...
garvet: (optim)

В метро два парня абсолютно неславянской внешности в толпе более славянских москвичей и понаехавших. С края перехода лежит недоеденное яблоко. Один из парней нагибается и поднимает его. Неужели будет есть?- неполиткорректно думаю я. Нет, несет до мусорника и выбрасывает. Становится стыдно.
garvet: (Default)
Покупала сегодня термос. Предмет нехитрый, казалось бы. На витрине стоит замечательный такой голубенький. Продавец берет деньги и говорит - я вам розовый дам. Я удивляюсь и говорю, что не хочу розовый.
"Ну вот! розовый! вы посмотрите, какой!" - говорит продавщица и дает мне действительно вырвиглазно-розовый. Если б он хоть не такой яркий был. Ему же у меня на кухне стоять и пытаться с окружающим гармонировать.
"Нет, - говорю, - Я голубенький хочу. Или желтенький."
"Как?! - возмущается продавщица, - Вам не нравится розовый?!"
garvet: (Default)

Суфизм, или тасаввуф, считается одним из красивейших и романтичнейших течений ислама. Недаром этот мистический путь привлекал и привлекает к себе поэтов, художников, музыкантов, даже далеких от ислама. Туристы же стремятся стать свидетелями суфийских церемоний, подивиться возможностям человека и ощутить мистическое присутствие божественного.

Приверженцы суфизма иногда описывают суфизм как трехчастный подход к Богу согласно хадису — изречению приписываемому самому основоположнику ислама Мухаммаду: "Шариа (путь) — это мои слова, тарика (тропа) — это мои действия, а хакика (истина) — это мое внутреннее состояние" Суфии считают, что шариа, тарика и хакика взаимозависимы. Тарика — тропа, ответвляющаяся от основного пути ислама, путь странника-мистика.


Read more... )

Суфии - танцующие с Богом
21.04.2012
Правда.Ру
garvet: (Default)
забралась в свое лукошко
полосатенькая кошка.
мягкой лапкой мнет перинку,
выгибает сладко спинку,
подставляет гладить ушки
и мохнатенькое брюшко.
и мурлычет тихо киска
о сардинке и сосиске.
garvet: (Default)

Не так давно редактировала замечательнейшую книгу. Фатали Мохаддам «Терроризм с точки зрения террористов». Сейчас она уже вышла в свет и у меня есть собственный экземпляр, хотя я и так ее отлично помню. В книге описывается в основном ситуация с арабским терроризмом, хотя автор касается и других группировок того же толка. Для меня эта книга во многом почти пророческая, потому что социопсихолог Мохаддам ухитрился раскрыть механизмы создания террористической организации так, что они могут быть заметны даже при перенесении из арабского колорита в среднюю полосу России. Основная проблема – потеря национальной идентичности – характерна сейчас практически для всех стран. Импорт чужих культур наблюдается повсеместно (и это далеко не в первую очередь эмигранты) и изначально не воспринимается как зло. Мы смотрим чужие фильмы, мы подражаем их героям, мы одеваемся как они, поем их песни, едим их пищу. И, в общем-то, не важно, кого мы копируем – американцев, японцев, афроамериканцев, индусов или марсиан. Играем в вампиров или в няшных нек. Мы становимся худшей копией импортированного культурного эталона и подспудно это осознаем, постоянно оглядываясь на этот эталон и вырабатывая мощный комплекс неполноценности. «Вот у них все зашибись, а у нас все – говно». Ну, кто из нас ни разу любовно не называл родину Рашкой, искренне считая презрение к своему народу обоснованным, и не видя или не желая видеть проблем уважаемого импортного эталона? К чему это приводит? Ко все более усиливающемуся недовольству собой и окружением. Следует найти и примерно наказать того, кто виноват в том, что мы «живем в грязи». Этот этап будущие террористы ближнего востока прошли точно так же, как сейчас проходим его мы и добрая часть Европы. Это одна из важных ступеней в лестнице терроризма. Она еще не заставляет простых граждан, как вы и я идти и взрывать что-то или стрелять в кого-то, но это уже нас готовит к этому и к одобрению тех, кто решится если не изменить, то покарать. Мы еще не Брейвики и даже не Химейеры, но мы уже готовы одобрить их действия.

 

Еще какое-то количество букв )

 

garvet: (Default)
Мир человека состоит из его "сейчас" - того, где и при каких обстоятельствах он находится.  От этого чаще всего зависит его восприятие всего остального вне поля зрения. Здесь и сейчас он видит то, из чего достраивает всю вселенную.
Когда мне плохо и кажется, что все - козлы, а погода отвратительна в каждом уголке Млечного Пути, я стараюсь помнить, что в этот самый момент где-то в пустыне ветер омывает песком стены лазурных городов, солнце заглядывает в окна моего дома в горах, прозрачное сказочное существо разрезает мерцающим телом темную соленую воду, а я тысячью глаз смотрю в небо и знаю об этом здесь и сейчас.
garvet: (Default)
Когда цивилизация бллл достигла осознания своей разумности вследствие доминирующего положения на дне океана, у бллл развилось своеобразное искусство и культура. И в промежутках между выращиваниями, делениями и растворениями они поднимались туда, где газ океана разрежался и мечтательно воспринимали звезды. Разумеется, однажды они должны были решиться шагнуть навстречу Вселенной.
Великий изобретатель профессор Ббллл вынес предложение о сооружении космического корабля, который прыгнет к звездам. Этот корабль должен был нести пилота и символизировать послание другим народам
Две створки корабля отражали систему двух звезд цивилизации бллл, а на корпус было схематически нанесено изображение среды обитания - основных вихрей океана, потоков и скоплений.
Двигался корабль на основе выбрасываемой пилотом струи жидкости. Для экономии средств и максимального удобства для пилота, ему были сделаны необходимые изменения и привита способность выращивать модификации для корпуса корабля.
Прямо на себе, конечно же.
Первым пилотом вызвался быть сам профессор Ббллл. Очень скоро были образованы корабельные створки, и профессор отважно отправился в полет.
Но в этот день шел метеоритный дождь, и когда корабль выпрыгнул из океана, произошло столкновение с небесным камнем. Профессор загадочно исчез, а разбитые части корабля упали в разных частях океана и были утрачены.
Но одну створку все-таки удалось найти спасателям.
Она слегка оплавлена и носит отпечаток тела великого героя.
Бытует легенда, что если кто-то найдет вторую часть корабля и так же найдется тот, кто по форме идеально подходит отпечатку в капсуле, профессор вернется и расскажет какие чудеса его дух воспринимал среди звезд и астероидов.
garvet: (Default)

Помимо обломка картины Маковского, который так и не решились продать, не смотря на голодные девяностые, в семье Катюшки была еще одна ценность, украшавшая интерьер с незапамятных времен – три чайника,  раскрашенных под гжель. Большой, средний и маленький. Когда в дом приходили гости, Большой Чайник гордо выставлялся на стол чтобы послужить источником паршивого на вкус, но все же чая-на-всех.

А еще в чайнике хранилась валюта, оставшаяся от продажи привезенной родителями из Германии и тут же «съеденной» машины.

Правильно, где же еще хранить 150 долларов разными купюрами, как не в чайнике. Самое неожиданное после морозильной камеры место. По задумке ни один вор не должен был догадаться.

Обычно сокровище не забывали вынуть из «сейфа» перед приходом гостей, но в тот раз гости пришли так неожиданно, что все понадеялись друг на друга и не проверили, перенесены ли покойные президенты в другое хранилище, или нет. И грузинский чай (черный байховый) был торжественно заварен и испит.

Девяностые были достаточно суровы для того, чтоб не выбрасывать заварку сразу после использования. И ее оставили в чайнике еще на пару дней – вдруг пригодится.

Пара дней превратилась в неделю. В очередной раз понадобились деньги на еду, и было решено «съесть» еще немного неприкосновенного запаса валюты. Родители заглянули в сейф и ахнули. Посреди черной жижи байховых грузинских дров плавали еще не до конца побежденные, но уже изрядно изменившиеся банкноты. Знаменитый доллар, который должен бы выдерживать огонь, воду и медные трубы, стирку в прачечной и взрыв вертолета, в схватке с чаем явно проигрывал. Злая заварка выжрала в купюрах целые куски и окрасила остатки бумаги в  светло-коричневые тона.

Под горестные причитания трупы президентов были отделены от заварки, и далее последовал ритуал натурального отмывания денег. Деньги мыли зубной щеткой, мылом, теплой водицей, пока не стало ясно, что светло-коричневые тона теперь с долларами навсегда. После того как  деньги высохли, оказалось, что кроме нового цвета и дыр с обугленными краями они приобрели еще и хрупкость. Определенно такого вида деньги не приняли бы ни в одном обменнике, и люди были готовы впасть в отчаяние от столь трагической потери. Огромная, несытая жаба зашевелилась в их душах.

И тут Катюшке пришло в голову обратиться за помощью к банку США. В фильмах хвастались, что на родине баксы принимают в любом виде, даже порванными на  клочки. Конечно, сами банки США – далеко. Но у Катюшки были знакомые-выходцы из той далекой и счастливой страны. На них Катюшка отрабатывала свой английский, помогая ходить за покупками.

Выслушав жалобу Катюшки на подлые обменники, не принимающие порченный Священный Бакс, американские друзья возмутились. Как же так? Это же доллар, в любом виде он доллар. Конечно, приноси, мы возьмем деньги с собой, тебе дадим новые, а себе поменяем эти дома.

Сияя от счастья и рассыпаясь в благодарностях, Катюшка выложила купюры на стол. От одной из них тут же отвалился кусочек.

Видавшие многое, но не такое, американцы склонились над бумажками.

- А что с ними происходило?? – спросили американские друзья, когда к ним вернулся дар речи, - Как такое может быть?

Катюшка не смогла признаться им, насколько экзотический чай за 150 зеленых выпили гости, и молча сунула новые купюры в карман.

Их все равно поместили в чайник. Но на этот раз – в средний.

garvet: (Default)

Под боком у собачки Кнопочки возилось двое щенков, родная Тучка и приемный Дымок, найденный человеческими детьми на помойке в костре и притащенный домой, под бочок к новой матери. Кнопа, непомерно толстый карликовый пинчер, старательно вылизывала своих деток и с подозрением искоса посматривала на человеческих, наблюдавших за ней и щенками вот уже несколько часов. Убеждая себя, что будущему маленьких причмокивающих кусочков счастья ничего не угрожает, она продолжала бесконечно вылизывать щенят. Им предстояло подрасти, потолстеть и стать преданными собаками у уже назначенных и ждущих их хозяев.

Будущее человеческих детишек столь четким и определенным не было. Они могли стать кем угодно и пригодиться кому угодно и менять эти планы каждый день.

Катюшка, старшая из детей, планов не меняла. У нее была мечта. В общем-то у всех детей она есть – стать космонавтом, пожарным, генералом, врачом. Катюшка хотела стать дояркой. Да-да, она вырастет, поедет в колхоз, станет передовой дояркой, ее пошлют на ВДНХ и там она встретит передового кудрявого пастуха, как в старых фильмах, и они будут идти по улицам лучшего в мире города и петь песни. Надо сказать, мечта выглядела очень соблазнительно и ни уговоры воспитателей в садике, ни интеллигентные родители-инженеры, ни преподаватели английского не могли сбить девочку с пути истинного.

Была одна проблема – отсутствие коровы для обучения доению. Катюшка, конечно, видела, как это делают в кино, но вживую  с коровой была знакома только издалека.

И вот теперь ее посетила блестящая идея. Перед ней лежал источник молока. Самый настоящий. Пусть меньше коровы и без вымени, но молоко наверняка давал.

- Собака это почто то же, что и корова, - сказала Катюшка сидящему рядом брату, - Надо попробовать ее подоить.

- Это несъедобно, - засомневался брат, - Собачье молоко не пьют.

Катюшка знала по крайней мере один случай, доказывавший, что всякое молоко съедобно.

- Пьют, - она протянула руку и почесала Кнопу за ухом, - Ромул и Рем пили молоко волчицы. А собака это почти то же самое, что волчица. Надо попробовать.

Взрослых рядом не было и их лишенное всякого смысла и логики «это нельзя, потому что так не делают» не могло помешать детям удовлетворить любопытство.

Щенков отодвинули, брюхо Кнопы протерли тряпкой по всем правилам, подставили чашечку из детского игрушечного набора и принялись аккуратно доить, копируя пальцами движения щенков.

Обалдевшая от такой наглости Кнопочка даже не сопротивлялась и покорно дала молоко.

Настоящее, белое, пахнущее псиной молоко.

Катюшка вернула щенков собаке и понюхала чашечку.

- Попробуешь? – спросила она брата, протягивая ему свежие надои.

Брат отрицательно потряс головой. Играть в Ромула и Рема ему резко перехотелось.

Катюшка вздохнула и зажав нос поднесла чашку ко рту.

На вкус молоко было таким же, как и на запах. Оно здорово отдавало псиной, и как Ромул с Ремом, а за ними и Маугли такое пили, было не понятно.

- Не то, - сказала Катюшка, сглотнув и отдышавшись, - Надо искать корову!

garvet: (Default)
- Что, пора? - ангел Апокалипсиса подошел к Хранителю и глянул с высоты на обреченный город, - Лимит нарушений пользования мирозданием превышен.
Хранитель лишь горько покачал головой, сминая в руках предписание с Печатью.
- Инструкции им вообще раздавали?
- Раздавали. В каждые руки
- Может, они не читали?
- Читали, - Хранитель тяжко вздохнул, - Внимательно. По нескольку раз. Некоторые - каждый день.
- Тогда почему столько нарушений? Ну, одно-два.. Ну пусть три...
- Разница в толкованиях, - Хранитель отвернулся,  - Каждый толковал как хотел и даже составлял свои мануалы, по мотивам.
- Так надо было давать в картинках. С точной отрисовкой.
- Давали! - Хранитель в сердцах потряс предписанием над головой, - В картинках давали, подробно, чтоб ежу понятно было. Знаешь что они сказали о моих великолепных картинках? Примитивная письменность, заря цивилизации. Расшифровали и написали словами. И вот...
garvet: (Default)
До чертиков не хотелось становиться человеком, особенно в разгар брачного сезона. Чтобы избавиться от чувства безнадеги, Пфшш задирал морду к Луне и высказывал ей все, что он думает по этому поводу. Но Луна, бесчувственная к его мольбам, шла на убыль.
Нужно было торопиться, завтра Луны не будет. Сегодня его последний день. Последний шанс найти самку, последний шанс схлестнуться с собратьями в ритуальной драке и доказать свою удаль, которая уже завтра станет всем безразлична. Завтра Пфшш перестанет существовать, а его место займет что-то чужое. Прорастет сквозь безлунную ночь, сквозь погасшие глаза зверя, разорвет все связи с тем, что было родным и надежным. И что будет дальше?
Пфшш фыркнул и яростно почесался, до крови раздирая когтями ухо. Боль убедила его в том, что он все еще существует и, по меньшей мере, его роскошные уши тоже при нем.
Серебристая тень коснулась его хвоста и проползла по хребту, бесцеремонно взбивая шерсть.
- Боишься? – спросила тень.
- Боюсь, - признался Пфшш, - Есть ли способ задержать Луну?
- Есть, - тень проникла в его ухо и теперь ворочалась там тускло светящимся комком, - Конечно есть. Много. Беги к остальным, я расскажу.
И Пфшш побежал, сдирая когтями лишайник с серых камней.
- Первый, - свистел ветер у него в ушах, - Найти тысячу лунных знаков.
«Но луна уже не полная», - подумал Пфшш.
- Второй. Умереть.
Умирать ему не хотелось еще больше, чем стать человеком. Умрешь – присоединишься к таким вот теням, а их почти никто не слушает, и они исчезают в безлунье.
- Третий. Догнать Луну. Ведь она убывает только для тебя.
«догнать Луну!» - Пфшш ускорил бег «Как?»
- Озеро, – тень выбралась из уха и вилась вслед за хвостом зверя, под огромным во все небо лунным серпом, - Кто пройдет по лунной дорожке, отраженной в озере, тот догонит Луну и сам решит, что с ней делать.
Дорогу преградил Хррж, товарищ по играм, веселый и сильный. Сейчас он выглядел грозным, готовым к бою. Пфшш весь затрясся от сладкого желания драки. Тень соскользнула с него и притаилась в камнях.
- Мне надо торопиться, пока видна лунная дорожка в озере, - уши Пффша поникли, - Пока есть Луна.
- Балда, - Хррж обошел его, едва касаясь шерсти кончиком хвоста, - Утонешь, когда исчезнет дорожка. Или станешь одновременно и человеком и зверем. Оборотнем. Будешь ненавидеть и луну и людей. И везде будешь ничей и никто. Тебе положено стать человеком, это все знают. Веселись с нами сегодня.
Зубы Хрржа вдруг впились в загривок соперника и оба зверя покатились по мху, путаясь в невесомом тумане.
Извернувшись, Пфшш ударил лапами в живот противника и отшвырнул его от себя, затем резво вскочил и, прыгнув сверху Хрржа, прижал его к земле.
- Победил, - товарищ весело завращал хвостом.
Но Пфшш его не слушал, он несся к озеру, минуя ритуальные круги, друзей, хороводы теней и хрустальные горы.
Он упускал свой последний раз, последний день, последнюю Луну.
Ради озера, вдруг развернувшегося перед ним бесконечной гладью. От небесного серпа через темные воды тянулась сверкающая тропа, остатки которой уже слизывал завтрашний день.
Пфшш всхлипнул и быстро засеменил по лунной дорожке туда, где он надеялся сохранить свое небо.

(поскольку правила, оказывается, не запрещают, вот)

June 2016

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19 202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 12:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios